Вторник, 17 сентября

Ополченец: “Разве в наше время можно жить в хлеву…”



В администрации села Араксаван Араратской области я поинтересовался, есть ли в селе социально необеспеченные семьи. Староста Атом Тадевосян на секунду замолчал, потом назвал имя ополченца Армена Арсеняна. 

Армену 46 лет. Вместе с женой и тремя несовершеннолетними детьми он живет на окраине села. Старший сын служит в армии в Карабахе. Дом ополченца виден издалека – это невзрачное невысокое строение. Подойдя к дому, увидел Армена, который работал на участке. Я поздоровался, но он остался безучастен. И только после повторного приветствия Армен поднял голову и медленными шагами подошел ко мне. “Говори громче, я плохо слышу”,- сказал он.

Я почувствовал, что Армен не хочет приглашать меня в дом. Но в конце концов ему пришлось предложить зайти к нему, но при этом он предупредил: “Наклони голову, чтобы не удариться о бетон”.

В помещении царил полумрак. В центре комнаты стояла печка, рядом были сложены сухие брикеты кизяка. Возле двери, на полу я заметил забетонированную канавку. Поймав мой взгляд, Армен дрожащим голосом сказал: “Это хлев, а канавка предназначена для удаления навоза”. 

А жена Армена Эрмине, узнав, что мы должны разместить снимки их жилья, очень расстроилась, сказала, что ей будет стыдно, если односельчане, в том числе одноклассники дочери, узнают, в каких условиях они живут. После этих слов воцарилось молчание, которое прервал Армен. Он начал рассказывать о своем боевом пути. В 1992-94 гг. Армен воевал в Гадруте, Горадизе, Лачине, других местах. Был в составе отряда Лаэрта Сагателяна, получил на поле боя контузию.    

“Сейчас у меня проблемы с сердцем, головные боли, бессоница, в голове постоянный шум. Я всегда ношу шапку, так как голова мерзнет. Даже сплю в шапке. Несколько раз лежал в больнице, но лечение не помогло”,- сказал Армен.

Уже пять лет его семья живет в постройке, которая в прошлом была хлевом. Сперва они жили в отцовском доме, потом временно поселились в небольшой комнатке в здании детсада. Когда семья разрослась, пришлось снять в селе дом. Но вскоре они отказались от этого жилья, так как не могли за него платить. Несколько лет назад Армен Арсенян обратился в Министерство обороны с просьбой помочь решить его жилищную проблему. Ему сперва пообещали построить дом, но обещание не смогли выполнить, и после этого Арсенянам пришлось переехать в хлев.

Армен получает от Минобороны ежемесячную помощь в размере 53 тысяч драмов, из которых 29 тысяч – его пенсия, а 32 тысячи – пособие. “Но эти деньги до дома не доходят, все раздаем в магазинах. Их владельцы хорошие люди, дают нам продукты в долг”,- говорит Армен.

Рядом с их домом разбита палатка. Эрмине сказала, что там содержат чужих животных, за что получают 40-50 тысяч драмов. Армен не жалуется, но говорит, что тяготится своим положением. “О нас вспоминают по праздникам. Арташатский штаб приглашает на праздничные мероприятия, мы участвуем, веселимся от души, и на этом все заканчивается”,- сказал он. Показывая полученные медали, Армен признается, что это его гордость. Потом переводит беседу на другую тему. Война, по словам Армена, не закончилась, и нужно в любой момент быть готовыми к ней.

Когда мы спросили, пойдет ли он воевать, если вновь начнется война, Армен сперва рассмеялся, потом на секунду замолчал. “Этот вопрос мне часто задают. Как не пойти. Да, бывают моменты, когда я злюсь, расстраиваюсь из-за какого-то вопроса, говорю, что не пойду, но если через пять минут друзья скажут, что готовы идти воевать, я точно пойду с ними. Кто встанет на защиту этих детей? Надо пойти”,- сказал Армен и взял на руки младшую дочь – 5-летнюю Нарине.

Он показал и медаль деда, который сражался в Великую Отечественную войну, был в Севастополе, Берлине. “Разве может человек, у которого был такой дед, не идти воевать”,- улыбнувшись, сказал Армен.

Он не верит тем людям, которые говорят, что если начнется война, они не отправятся сражаться. “Возможно, так они сказали, потому что были расстроены, рассержены из-за отношения к себе. Ополченцев надо ценить. Вот у меня, например, нет дома, живу в хлеву. Разве это дело? Где мне работать, чтобы суметь построить дом, если я с трудом содержу свою семью? Когда сын приезжает в отпуск, меня угнетает, что я не могу соответствующим образом проводить его. Я стесняюсь, когда ко мне приходят в гости. Разве в наше время можно жить в хлеву? Летом здесь полно мышей, змей и крыс”,- говорит Армен и выходит из комнаты.   

За ним следует Нарине. Во дворе она показывает нам велосипед, который подарил ей дядя, брат матери. 


Главная страница



Комментарии (3)
1. zohrab10:07 - 20 марта, 2014
veterans should ber looked after remember we will always need them dont neglect them
2. soghomon14:38 - 23 марта, 2014
ander hayasdanum amen intch el linum a
3. barséghian16:51 - 26 марта, 2014
Touk HEROS ék, angaréli amechnak !!!!!! Tor amechnan as anamot régavarnér azgaspanér (indjbés gerdz gousaktsaganér) vor bérin arjani jorovourd, yérgir as techvar vidjagin, mér kouyrér, mayrér MARMNAVADJARG ...
Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив
Самое

Комментируемое

Популярное